ГлавнаяНовости → Голос Матери- Земли

Голос Матери- Земли

В мае Перукуа выступала в Петербурге дважды: в начале мая в представлении «Город джунглей», а в конце дала сольный концерт. Корреспонденту «Вечернего Петербурга» Борису Оськину удалось побеседовать с певицей.

Я пела океану

— Перукуа, ваша музыка далека от традиционных канонов, в ней проступает что-то первобытное, существовавшее задолго до современных цивилизаций. Неужели это музыкальная традиция австралийских аборигенов?

 

— Нет, она восходит к традициям североамериканских индейцев и индийской традиционной музыке.

— Но ведь вы, насколько я знаю, были в Австралии джазовой певицей — и весьма успешной, делали быструю карьеру. Вам не было и двадцати, а вы уже возглавляли различные рейтинги. Что же вас побудило к такой резкой смене амплуа?

 

— Как бы банально это ни прозвучало — желание быть счастливой. Я не получала удовлетворения от своих выступлений. Не чувствовала контакта с публикой, которая просто потребляла то, что я исполняла. И потом вся эта суета — стремление подняться выше в рейтинге, гонка за популярностью — просто делала меня больной. А я чувствовала, что у меня другое призвание — моя музыка должна доходить до глубины души каждого, должна исцелять. В какой-то момент я сказала себе: «Хватит!»

— И вы все поменяли?

 

— Я поселилась на скалистом берегу океана на юге Австралии, каждый день ходила к краю утеса — и пела, пела, пела. Пела, как чувствовала. Мне хотелось звучать в унисон с природой, в унисон с землей, с ветром, с океаном. Я их слушала, иногда мне казалось, что я поняла музыку природы, музыку мироздания, но потом это ощущение пропадало. Я плакала и молила: «Мать-природа, помоги мне!»

— И ваши страстные мольбы не остались безответными…

 

— Более того, это произошло очень быстро, на третьей неделе моего затворничества. Я узнала, что в Австралию с гастролями приезжает необычный исполнитель — североамериканский индеец, его называли шаманом — я бы сказала, хранитель древних знаний. Я пошла на его концерт — и поразилась: он пел почти так же, как я пыталась петь на берегу океана. После концерта я подошла к нему и попросила: «Научите меня петь так же». А он мне отвечает: «Приходи завтра на мой концерт, споем вместе». И я поднимаюсь на сцену, где стоят, наверное, двадцать барабанов и других ударных, индеец запевает — и я вслед за ним. И я вдруг почувствовала, что во мне зазвучало что-то древнее, первобытное, что жило во мне, но о чем я не подозревала. И это стало мигом озарения, пробуждения к новой жизни. Я поехала вслед за своим учителем в пустыню в американском штате Нью-Мексико, где провела почти десять лет, постигая древнее искусство.

Любовь существует. Надо только до нее добраться

— Что же было дальше?

 

— Я совершила большой тур, исполняя в новой манере. А потом почувствовала необходимость совершенствоваться дальше и поехала учиться у индийских традиционных певцов. Их подход к музыке более космический, что ли. В индийской «рага», то есть гамме, тоже семь нот. Однако также имеет значение путь, по которому вы приближаетесь к звучанию ноты, как вы скользите к тону. Кажется, что эти звуки исходят из самой Вселенной. Всевозможные частоты и уровни звучания «рага» отражают различные стороны мироздания и качества человека.

— И на этом пути поиска истины вы совершили удивительное для себя открытие…

 

— Да. Я поняла, что существует очень древний звук, присущий человеческому телу. В первую очередь женскому, потому что оно своей открытостью больше обращено к земле. Этот звук прирожденный, вы можете изначально не уметь его издать, но вы на него резонируете, вибрируете от него. И этот звук, проникнув в вас, открывает вашу внутреннюю сущность, загнанную, быть может, внешними проблемами, раздражителями глубоко внутрь. А эта внутренняя сущность — любовь. Любовь к себе. Любовь к близкому человеку, с которым сливаешься в единое целое. Любовь ко всему окружающему миру. Она есть в каждом. Надо только до нее добраться.

— Но ведь люди часто приходят на ваш концерт, все еще погруженные в свои проблемы. Как же вам удается, как пишут на ваших афишах, «снять вуаль с внутренней сущности»?

 

— Это благодаря звуку. Мой голос, который вызывает резонанс в слушателях. Звук проникает в тело на клеточном уровне, а разум просто не знает, что с этим делать. Вы знаете, часто первая реакция людей, когда они впервые слышат меня, следующая: «Что это было?!» Потому что на звук реагирует их тело — не разум, но тело. Звук проникает в людей, открывает их, заставляет даже плакать.

Хотя у меня есть и песни со словами, но их немного. Они — отражение моего опыта. Опыта жизни. Опыта любви, счастья. Опыта единения с природой. Но мой опыт надо перевести в слова так, чтобы он взывал к опыту слушателя, стал его опытом. Это сложно. Это — вызов. Но я его принимаю.

Сон в руку

— Как случилось, что в географию ваших выступлений попала Россия?

 

— Как ни странно, благодаря Индии. Потому что в Индию едет довольно много россиян, и не просто в отпуск. В Индии есть одно место — это Гоа, где много людей, которые ищут в жизни чего-то более глубокого. Гоа стал своего рода духовным центром для таких людей. Я когда была в Гоа, встречалась там со множеством русских. И там на моих концертах, семинарах было очень много русских женщин. Они мне не уставали повторять: «Вы обязательно должны приехать в Москву!»

— Но этого ведь могло и не случиться…

 

— К счастью, я там встретила Драгослава. Вы не поверите, но нас буквально толкнуло друг другу в объятия, а первый мой сон, где мне приснился Драгослав, был о том, как он везет меня в Москву и представляет своим родителям в качестве невесты. И знаете, сон, как говорится, в руку: мы теперь с ним муж и жена. Так что у меня теперь русские корни (смеется).

— Едва ли не больше всего выступлений вы дали в Петербурге. Здесь вы уже в третий раз. Как он вам?

 

— Ответ, думаю, очевиден: ваш город не оставляет равнодушным любого, кто приезжает сюда. Есть в нем некая магия. Его отличительная особенность — открытые пространства. Площади, набережные, Нева… Это здорово. Ощущение этакого архитектурного богатства, градостроительной роскоши. Это именно то, что меня тронуло в Санкт-Петербурге. Кроме того, здесь нет такого сумасшедшего ритма, как в Москве. Москва — это город адреналина. Люди очень сильно толкают друг друга, я бы так сказала. В Москве, когда едешь в метро, — нахмуренные брови, отрицательная энергия разлита вокруг головы. Люди боятся друг друга, боятся вступать в отношения. Петербург в этом отношении мало чем отличается. Но я считаю, что все это — только на толщину кожи, не глубже. А в глубине — большое благородство.

— Не сложилось ли у вас впечатление, что до русской аудитории сложнее достучаться? Все-таки «время перемен» — расхожая фраза из знаменитого китайского проклятия — у нас затянулось.

 

— И да и нет. С одной стороны, то, что произошло с вами, случилось очень внезапно. К тому же люди в городах, живя в своих домах, отдельных квартирах, изолированы друг от друга, сконцентрированы на своих проблемах. С другой стороны, в России у людей теснее связь со своими корнями. А еще — глубокое благородство души. Поэтому добраться до глубин их естества вполне удается.

Досье

Перукуа родилась в Австралии в семье музыкантов. Получила образование джазовой исполнительницы в Академии исполнительских искусств Западной Австралии. После стремительного взлета к вершинам джазовой иерархии Сиднея и активного развития карьеры в начале 1990-х гг. Перукуа оставляет джазовую сцену и начинает путь к познанию глубоких древних традиций, связанных со знанием исцеления голосом.

В настоящее время Перукуа благодаря своему уникальному голосу и способности растворять границу между исполнителем и аудиторией во время «живых» концертов известна по всему миру как «Голос Матери-Земли». Кроме концертной деятельности проводит также семинары по «вокальной йоге» и «вокальной тантре» для женской аудитории.

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Голос Матери- Земли"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля